Хотят выселить из квартиры-что делать.

                      РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

24 ноября 2015 года г. Москва

Тимирязевский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Поляковой А.Г., с участием прокурора Васильевой Е.Ю., при секретаре Петрищевой Е.И., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4240/15 по иску Соколовой О. С. к Галенину А. В. об истребовании квартиры из незаконного владения, выселении ,

УСТАНОВИЛ:

Истец Соколова О.С. обратилась в суд с иском к ответчику Галенину А.В., и просит истребовать из его незаконного владения «адрес»; выселить его из указанной квартиры .

Требования мотивированы тем, что с июня 2013 года указанное жилое помещение принадлежит на праве собственности истцу, ее матери «ФИО»1 и дочери «ФИО»2

29. 06. 1999 г. тогда еще в муниципальную квартиру в качестве члена семьи в квартиру был зарегистрирован ответчик- супруг Соколовой О.С.

10. 01. 2007 г. брак между ними прекращен, ответчик перестал быть членом семьи Соколовой О.С.

В связи с регистрацией права собственности на квартиру у истца и третьих лиц, у ответчика отсутствуют основания для проживания в квартире .

23. 08. 2015 г. ответчику было вручено уведомление о выселении из квартиры в срок до 07. 09. 2015 г., однако до настоящего времени он продолжает проживать в квартире , чем нарушает права собственников.

В судебном заседании истец и ее представители исковые требования поддержали.

Представитель ответчика в судебном заседании против удовлетворения исковых требований возражал.

Представители третьих лиц «ФИО»1 и «ФИО»2 в судебном заседании исковые требования поддержали.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, заслушав заключения прокурора, полагавшего иск удовлетворению не подлежащим, суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований исходя из следующего.

В судебном заседании установлено, что жилое помещение по адресу: «адрес»было предоставлено на основании ордера «ФИО»1 в 1977 году. С указанного времени она зарегистрирована в квартире в качестве нанимателя.

В 1999 году в квартиру был зарегистрирован супруг истца Галенин А.В., брак с которым был зарегистрирован 29. 06. 1996 г.

В 2003 году в квартиру зарегистрировалась истец, а в 2010 году- дочь истца «ФИО»2

В квартире так же имеют регистрацию несовершеннолетние «ФИО»3 «дата» г.р., и «ФИО»4, «дата» г.р.

Брак между Галениным А.В. и Соколовой О.С. прекращен 10. 01. 2007 г.

23. 04. 2013 г. с «ФИО»1, Соколовой (Галениной) О.С., «ФИО»2 заключен договор передачи на спорную квартиру , в соответствии с которым за ними было зарегистрировано право собственности на квартиру по 1/3 доле за каждым.

Галенин А.В. участия в приватизации не принимал, поскольку ранее использовал свое однократное право на приватизацию другого жилья.

Между сторонами, третьими лицами и ответчиком на протяжении длительного времени имеются конфликтные отношения по поводу пользования ответчиком спорной квартирой , о чем свидетельствуют приобщенные к материалам дела заявления в правоохранительные органы.

В обоснование исковых требований истец ссылается на то, что поскольку у ответчика, как у бывшего члена семьи, отсутствует право пользования квартирой , он подлежит выселению .

Между тем суд не может согласиться с данным доводом исходя из следующего.

В соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР (в редакции, действовавшей на момент вселения ответчика в спорную квартиру ), к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

В силу ст. 54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи.

Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Как видно из материалов дела, Галенин А.В. был вселен в спорное жилое помещение в соответствии с установленными требованиями (ст. 53, 54 ЖК РСФСР), в связи с чем, приобрел равное с нанимателем право пользования жилым помещением.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент приватизации спорной квартиры ) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Поскольку Галенин А.В. ранее использовал право на приватизацию квартиры по адресу: «адрес», его согласие на приватизацию спорной квартиры не требовалось.

В соответствии с п. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Согласно ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона РФ от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Согласно разъяснениям, данным в п. 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии со статьей 19 Вводного закона действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором. Согласно частям 2 и 4 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации (до 1 марта 2005 года — статья 53 Жилищного кодекса РСФСР), равные права с нанимателем жилого помещения по договору социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, в том числе право пользования этим помещением, имеют члены семьи нанимателя и бывшие члены семьи нанимателя, продолжающие проживать в занимаемом жилом помещении.

Таким образом, на момент приватизации квартиры «ФИО»5, хоть и являлся бывшим членом семьи нанимателя, но, продолжая проживать в квартире , имел с ним равные права по договору социального найма, в том числе и право пользования. При этом не имеет правового значения то обстоятельство, что его согласие на приватизацию спорной квартиры не требовалось, поскольку это не лишало его права пользования спорной квартирой .

С учетом того, что «ФИО»5 может быть признан утратившим право пользования спорной квартирой только в случае его добровольного отказа от пользования данным помещением, однако таких обстоятельств судом не установлено, он продолжает проживать в квартире , соответственно, оснований для его выселения не имеется.

Не имеется оснований и для истребования из владения ответчика спорной квартиры , поскольку она не находится в его владении, а он является пользователем жилого помещения.

19. 06. 2015 г. Тимирязевским районным судом г. Москвы принято решение об отказе в иске Соколовой О.С. к Галенину А.В. о выселении , где судом установлено, что ответчик является бывшим членом семьи истца и его право пользования жилым помещением после расторжения брака прекращается.

Однако при рассмотрении указанного дела стороны не ссылались на обстоятельства, при которых была проведена приватизация квартиры , и не решался вопрос о праве пользования ответчика квартирой на момент приватизации. При этом суд исходил из общих положений закона, в соответствии с которым право пользования жильем за бывшим членом семьи не сохраняется. Между тем при рассмотрении настоящего дела установлены иные обстоятельства, не позволяющие применить положения ч. 1 ст. 35 ЖК РФ.

Доводы истца о том, что на момент приватизации ответчик уже был бывшим членом семьи нанимателя, суд находит несостоятельными, поскольку на момент приватизации ответчик не был лишен права пользования жилым помещением.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194198 ГПК РФ,

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Соколовой О. С. к Галенину А. В. об истребовании квартиры из незаконного владения, выселении – отказать.

Решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме через Тимирязевский районный суд.

Судья:

Написать нам

[contact-form-7 id=»5″ title=»Заказать звонок»]

×
White to us

[contact-form-7 id=»433″ title=»Заказать звонок_eng»]

×
Заказать звонок
+
Жду звонка!